March 16th, 2020

ЭТО ДЕЙСТВО ЗАЧЕМ?

По итогам минувших дней лично меня занимает только один вопрос. Простой и лаконичный. Звучащий односложно: ЗАЧЕМ? Нет, серьёзно, зачем всё это? То, что происходит в нашей бурной политической жизни крайние несколько недель и как раз сейчас движется к своему апофеозу. Причём полагаю, вопрос этот занимает не меня одного.



Автор – Павел Кухмиров

На днях мой коллега задался очень похожим вопросом, попросив растолковать ему «причины голосовать за де-факто новую Конституцию, кроме Бога и таинственного неназываемого государствообразующего народа». Что ж, я сделал попытку разобраться в этих многочисленных «зачем?». Постараюсь сделать это в максимально спокойном тоне. Абстрагировавшись даже от своего собственного многолетнего отношения к фигурантам данных процессов. Заранее прошу прощения за возможную сумбурность повествования. Сегодня это, скорее, мысли вслух. Итак…

Зачем вообще нужно это экстренное, пожарное голосование? Референдум, которых в нашей стране не было уже очень давно. Я, конечно, могу ошибаться, но не было его едва ли не с самого мрачного 1993 года, когда нынешнюю конституцию приняли ни то, что под дулом автоматов, а под прицелом пушек танков, на траках которых к тому моменту ещё не высохла человеческая кровь. И вот более, чем через четверть века снова решились провести. Мне, если честно, от таких параллелей как-то неуютно. Впрочем, моё личное отношение не в счёт.

Формат поправок — это способ избежать процедуры созыва Конституционного собрания, которое сейчас уж точно трижды никому не нужно.

Официально сейчас это всё нужно для «транзита власти». Хорошая формулировка, позволяющая весьма широкое толкование. Но, фактически, делается это не для её транзита, а для её новой легитимации. Причём полной. Но ведь это же будет чисто формальная легитимность? А реальная — это когда реализуются запросы общества. Фактически, начинает осуществляться то, что когда-то назвали «общественным договором». Так себе название, но другого нет. Но ничего подобного нет и близко: судя по последним новостям, будет воспроизводиться старая модель легитимности, завязанной на личность одного человека. Ну, так оная личность и так ещё даже трети срока не отбыла. Так зачем? Серьёзно, для чего совершать такие широкие замахи, не меняя модели легитимности? Зачем?

А зачем понадобилось вносить все эти поправки в конституцию? Понятно, что по факту это получается новая конституция. Понятно, что формат поправок — это способ избежать процедуры созыва Конституционного собрания, которое сейчас уж точно трижды никому не нужно. Но само-то это действо зачем? Если бросить на них даже самый поверхностный взгляд, то выглядят они, как самый натуральный консервативный манифест: конспект из запросов общества на консервативный разворот. Как будто все пожелания нашего социума за двадцать лет собрали в кучу, от души перемешали и встряхнули. И это даже могло бы быть адекватным ответом на сказанное чуть выше, если б не выглядело откровенно половинчато. А значит не разило за километр декоративностью и фальшью.

То есть вы хотите сказать, что упоминание того самого «неназываемого государствообразующего народа» (хотя, даже не его самого, а языка, на котором он говорит) — это и есть «русская статья»? Или вы хотите сказать, что такое скромное упоминание Бога (вскользь, жеманно, как-то даже по-воровски) — это предел мечтаний тех, кто такого упоминания желал? А может вы мне скажете, что поправка о «нерушимости границ» с оговорочкой, что демаркация не в счёт — это и правда залог их нерушимости? При том, что именно за счёт демаркаций за минувшие десятилетия наша страна утратила десятки тысяч гектар территории, включая остров Даманский. Это только то, что лично мне интересно в первую очередь. Так сказать, касаемое личных взглядов. Но там и помимо этого всё прекрасно. Не используя резких выражений, можно сказать, что оные поправки «смягчены» до полной утраты смысловой нагрузки. Ну, и для чего они, в таком случае? Зачем?

Вы хотите сказать, что такое скромное упоминание Бога (вскользь, жеманно, как-то даже по-воровски) — это предел мечтаний тех, кто такого упоминания желал?

Ну, а сам упомянутый транзит власти зачем осуществляется так нервно и лихорадочно? Сначала была предложена одна схема, а потом (резко и судорожно) — другая. Нет, то, что изначальная схема с госсоветом бессмысленна, было понятно сразу. Теоретически она была бы даже неплоха, вот только смысл она могла бы иметь только в государстве, заряженном истинной идеологией. Таком, как Иран или Китай. Да даже в тех же США, прости Господи. Но не в нашей теперь уже почти официально богоспасаемой стране, где государственная идеология запрещена и соответствующую статью отменять не соизволили. И тем не менее, зачем было так экстренно её отменять? Для чего понадобилось такое «переобувание в полёте»? Система сбоит? Элита не вызывает доверия?

И в самом деле, если сравнить нынешний транзит и предыдущий 2008 года, то тогда схема была куда элегантней. И если тогда, образно говоря, действовали скальпелем, то сейчас — кувалдой. Так что, получается, что нынешняя система власти, после стольких лет «стабильности» (на которую молились и которой практически приносили человеческие жертвы) менее стабильна, управляема и вызывает меньше доверия, чем в 2008 году? Получается так? Отличный результат, слов нет. Но тогда для чего вообще тормошить механизм, который худо-бедно пока всё же работает, раз имеются такие транзитные риски? Зачем?

Где сейчас наша элита держит свои деньги? А где она держит своих детей? А где она желает жить? Вопросы риторические, слов нет. А теперь ответьте: от всей данной политической спецоперации изменится хотя бы один ответ на данные вопросы?

Теоретически, я могу предположить политкорректный ответ: чтобы страна не рухнула в ад в обозримой перспективе. Для того, вроде как, и понадобился весь этот процесс легитимации. Ну, да… Но как-то странно апеллировать к воле народа, одновременно прося его «проявить понимание» и роняя рубль. При том, что оный народ в нём зарплату получает. Не иначе здесь есть какой-то очень хитрый план или совсем тонкий расчёт. Его не может не быть. Ведь иначе придётся предположить, что имеет место окончательный отрыв данного правящего сообщества не только от народа, но и от реальности в принципе. Нет, народ-то, конечно, проголосует за. Но не потому, что он реально за, а потому, что ему банально страшно. А страх — такое себе основание легитимности.

Но, знаете… Есть один упрямый факт, который перевешивает все поправки и все «модели легитимности», как таковые. Скажите, где сейчас данная элита держит свои деньги? А где она держит своих детей? А где она желает жить? Вопросы риторические, слов нет. А теперь ответьте: от всей данной политической спецоперации изменится хотя бы один ответ на данные вопросы? Нет. Не изменится. А, значит, и для страны не изменится вообще ничего. От слова совсем.

Со всеми вытекающими выводами.

Вот такие дела. И, говоря откровенно, я ничего не могу ответить коллеге, попросившему дать хоть какие-то причины голосовать «за». Даже не потому, что их и в самом деле нет. Дело в другом: я даже не смог найти причины голосовать в принципе.

И вот мне интересно: а у скольких ещё людей главным итогом и, по факту, оценкой минувших двадцати лет является равнодушие?

Всего вам доброго.